На приёме у врача. Смогли бы современные врачи спасти Кафку и Ландау | История | Общество

Опубликовано: 11.09.2016 09:27

«АиФ. Здоровье» продолжает рубрику, в которой рассказывает, как раньше лечили разные болезни и как это делают сейчас. А в качестве примера мы приводим истории болезни известных людей, многим из которых сегодня могли бы помочь.

Франц Кафка и Лев Ландау.

Франц Кафка

Кафка оставил после себя, кроме романов и повестей, дневниковые записи, в которых подробно описал своё состояние. Больше всего жалоб было у него на сильную, пульсирую­щую головную боль и бессонницу. Причём виды головной боли всё время менялись, что, несомненно, доставляло сильные мучения.

 

Пилят голову

Первый раз писатель упоминает о своей головной боли в письме 1907 года. В 1909‑м он начал вести дневник, и записи про этот недуг становятся постоянными. Описывая боль, Кафка пользовался образными сравнениями: «как будто мне пилят голову», «вращающийся гвоздь под правым глазом»… Именно эти описания позволили современным врачам поставить диагноз.

В 1914 году к головным болям добавилась бессонница. Что только ни делал Франц, чтобы заснуть: принимал сонные пилюли неизвестного состава, спал на подушке, набитой лепестками мака, гулял перед сном, ночевал в комнате без отопления (что тогда считалось хорошим средством для восстановления сна).

Писатель не доверял врачам, и анальгетики, которые уже были в то время и могли бы облегчить его состояние, не принимал. Он сидел в кресле и качал головой. Боли проходили спонтанно в течение дня.

В 1916 году друзья и родные всё же заставили его пойти на приём к знаменитому в то время врачу. Францу поставили диагноз «крайний невроз» и посоветовали соблюдать строгую диету, много гулять и больше отдыхать.

По настоянию близких писатель честно пытался делать всё так, как рекомендовал врач. Но ничего не помогало. Тогда Франц принялся экспериментировать: выливал себе на голову ведро ледяной воды, сидел в горячей ванне, даже бегал. Всё закончилось тем, что он вернулся к проверенному временем покачиванию головой в кресле.

Иной взгляд

Начавшееся в 1917 году кровохарканье испугало писателя и заставило вновь обратиться к врачам. На этот раз ему поставили предсказуемый диагноз – «туберкулёз лёгких». Интересно, что с появлением новой болезни головные боли ослабли. Кафка писал, что их «смыло волной». И с надеждой на исцеление поехал на местный курорт лечиться от новой напасти.

За семь лет, которые он прожил с диагнозом «туберкулёз», Кафка объездил много курортов. Отдых на них был единственным в то время способом лечения этой болезни. Он принимал также какие-то препараты, которые не помогали. Под конец жизни он сильно похудел и умер, как говорили современники, от истощения. Тело перевезли в Прагу, где оно и было захоронено на Новом еврейском кладбище в районе Страшнице, в Ольшанах, в общей семейной могиле.

После того как современные врачи поставили Кафке диагноз «кластерные головные боли», то есть резко выраженный болевой синдром, литературоведы по-новому взглянули на творчество писателя. То, что Франц подробно и образно описывал пыточные инструменты, сцены мучений и расстрелов, длительное избиение людей плётками, ранее классифицировалось как садистские и мазохистские наклонности. Теперь мы можем предположить, что Кафка пытался представить себе чужие страдания, чтобы хоть немного унять собственные.

Современный подход

Кластерные головные боли до сих пор трудно поддаются лечению. Пациентам назначают приём анальгетиков нового поколения, сильных обезболивающих средств, успокаивающих лекарств в комбинации с кислородными масками и компрессами со льдом. А в случае продолжительной и нестерпимой головной боли – гормоны и стероидные препараты.

Лев Ландау 

7 января 1962 года машину Льва Ландау сбил несущийся навстречу грузовик. Последовали долгая кома и круглосуточное дежурство при больном коллег-физиков. Его лечили самые известные врачи, из Швеции доставили дыхательный аппарат, из Европы и США привозили дефицитные лекарства.

 

Всё для гения

В том, что Ландау выжил, большая заслуга врачей московской больницы № 50, оказавших ему первую помощь. Уже потом к Льву Давидовичу стали привозить именитых консультантов. Большую помощь оказал выдающийся нейрохирург С. Н. Фёдоров из Института им. Н. Н. Бурденко.

Так как у Ландау была дыхательная недостаточность (он редко дышал – и кровь не снабжалась кислородом в нужном количестве), ему сделали отверстие в трахее. Сразу же после операции больного подключили к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Такой прибор в то время был один на всю Москву в Институте полиомиелита. Специально для Ландау его привезли в больницу № 50 его ученики, а затем выписали более современный из Швеции.

Компьютерной томографии тогда ещё не изобрели, и врачи делали заключение о работе мозга, наблюдая за клинической картиной и беря пробы жидкости из спинного мозга. Ландау угрожало страшное осложнение – отёк головного мозга. Лекарства от него в стране тогда не выпускали. Коллеги Ландау кинулись искать препарат по всему миру.

Одна ампула

По счастливой случайности в Ленин­граде была найдена единственная нужная ампула, её срочно переправили в Москву и ввели больному. А дальше необходимые ампулы стали передавать из-за границы. Отёк мозга был предотвращён.

Но оставалось ещё много проблем. Почки отказывались работать. Чеш­ский консультант З. Кунц порекомендовал резко увеличить подачу воды и жидкой пищи через зонд – и… получилось! Ландау по-прежнему находился в реанимации, медицинские сёстры каждые два часа его переворачивали и массировали, чтобы не было застоя в лёгких.

Когда в феврале по инициативе советских физиков в Москве был организован международный консилиум, именитые врачи из Франции, Канады, Англии… были поражены профессионализмом наших медиков.

Постепенно начали восстанавливаться речь, движения, память.

И вот настал день, когда Ландау стал ходить по палате с ходунками и впервые после аварии заговорил, причём… на английском языке. Его интеллект восстановился, но научной деятельностью физик уже не занимался.

Умер он через 6 лет после травмы от закупорки лёгочной артерии сгустком крови.

Современный подход

Перелом основания черепа чаще всего несовместим с жизнью. Операцию делают при повреждениях отделов черепа. Если смещения не было, лечение консервативное. Рану обрабатывают, на голову кладут пузырь со льдом. Иногда, чтобы избежать инфицирования внутричерепного содержимого, назначают антибиотики. Дают средства, стимулирующие сердечно-сосудистую и дыхательную деятельность, успокаивающие препараты. Но получившие травму черепа по большей части остаются инвалидами.