Работа инвалидам. Теперь шанс реально есть! | Здоровье

Опубликовано: 09.09.2016 08:33

По статистике, число инвалидов в России превышает 13 млн человек. Однакo трудоустроены из них не более 10%. Остальные пока не имеют такой возможности.

Владимир Кожемякин / АиФ

Тем временем, в России уже второй год проводятся профессиональные чемпионаты для людей с ограниченными возможностями со всего мира, которые организует международное движение Аbilympics International. О том, как эти соревнования помогают инвалидам получить шанс на работу, а значит, и на лучшую жизнь, рассказала Лидия Фролова, президент российского отделения движения «Абилимпикс» — конкурса профессионального мастерства для людей с инвалидностью.

Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

«А кем они могут стать?»

Владимир Кожемякин, «АиФ.Здоровье»: От чего больше зависит профессиональная судьба человека с инвалидностью — от него самого или от государства? 

Лидия Фролова: У нас, к сожалению, в большинстве случаев это зависит от человека и его родителей. За то время, когда в нашей стране тема инвалидности ханжески замалчивалась, была полностью разрушена даже сама мотивация людей к образованию и труду. 

В Бразилии, например, уровень жизни ниже, семьи многодетные. И если появляется на свет, скажем, ребенок c нарушениями зрения, его мама и папа могут сказать, например: «О, этот будет звукорежиссером!», — и соответственно выбирают образование. Для них важно поставить ребенка на ноги, дать ему возможность самому себя содержать.

Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

У нас же основной вопрос, который я все время слышу от представителей органов образования и соцобеспечения, от родителей и даже от самих инвалидов — а кем они могут работать? В головах у людей нет даже элементарного представления об этом...

Но на самом деле люди с нарушением слуха, например, могут работать практически везде. Министерством труда и соцзащиты для них рекомендовано почти 400 профессий. Недавно в США конкурс танцев выиграл неслышащий танцор. А у людей с нарушением зрения большие возможности в компьютерных технологиях, только нужно создать им особые условия. Они лучшие в мире массажисты, у них прекрасная мелкая моторика пальцев. Победители в соревнованиях по профессиям народных промыслов — именно слепые. Например, в бисероплетении — это однозначно. Я, допустим, этот бисер даже не вижу, настолько он мелкий, а они все пальцами чувствуют.

Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

На предприятиях Российского общества слепых незрячие люди занимаются ручной сборкой автомобильных фильтров, электро- и вентиляционных систем. А люди с расстройствами аутического спектра, к примеру, в силу своей интровертности способны максимально концентрироваться. И, благодаря этому, эффективно решать серьезные задачи.

— А что государство? Как правило, помогает или смотрит на инвалидов сквозь пальцы?

— В России у государства и инвалидов сложились исторически очень сложные отношения. Несмотря на то, что в этой сфере работают серьезные госпрограммы, и Россия ратифицировала конвенцию ООН о правах инвалидов, у многих этих людей, особенно тех, что в возрасте, еще не зажили душевные раны, нанесенные им чиновниками в те годы, когда инвалидов попросту игнорировали. Сегодня в нашей стране действуют три старейшие и влиятельные организации, которые защищают и поддерживают инвалидов: Всероссийскому обществу глухих и Всероссийскому обществу слепых по 90 лет, а Всероссийскому обществу инвалидов — 25. 

Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

Когда мы начали продвигать движение «Абилимпикс» в России, то решили опереться именно на эти общества — у общественных организаций гораздо больше авторитет, своя статистика и остро стоит задача социализации, получения качественного образования и трудоустройства инвалидов. Нам оказывает серьезную помощь Александра Левицкая, председатель комиссии по делам инвалидов при Президенте РФ, поддерживают Министерство образования и науки, РФ, Минтруд РФ, Минпрмторг. 

В «Абилимпикс» есть база данных с досье на всех участников соревнований. Мы сейчас ведем переговоры с несколькими крупными предприятиями и пытаемся организовать проекты по дуальному обучению людей с инвалидностью (это когда человек одновременно начинает работать и учится, а предприятие оплачивает учебу за счет его зарплаты — Ред.)

Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

Проблема, конечно, стоит очень остро. Министерство труда рекомендовало 350 профессий для людей с нарушением слуха, а обучаются они лишь по 35-ти. Только 11 вузов и 26 колледжей в стране берут глухих на учебу. Тем временем, лишь во Всероссийском обществе глухих числятся 12,5 тыс. молодых людей. А вне общества еще больше — сотни тысяч. Из них учатся где бы то ни было всего 2 тыс. чел. А где остальные? Их просто нет ни в одной системе образования. На Дальнем Востоке, например, глухих не учат совсем — нет там таких учреждений.

Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

Дискриминации нет

— У «Абилимпикс» большая история?

— Это движение появилось больше 40 лет назад в Японии. В то время там ситуация с трудоустройством и образованием инвалидов была не лучше, чем у нас сейчас. Для того чтобы разбудить интерес к работе у самих людей с такими особенностями и показать эффективность их труда работодателям, начали проводить мотивационные конкурсы профмастерства.

Сейчас в «Абилимпикс» участвуют представители уже более 35 стран. От других конкурсов профмастерства его отличает в первую очередь миссия. Это не конкурс лучших образовательных процессов или лучших предприятий. Наши мероприятия проводятся, чтобы показать каждому человеку с инвалидностью, что и где он способен совершить, каким путем ему лучше идти.

Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

— Как инвалиду попасть на соревнования? Куда обращаться? 

— У нас олимпийская система — от региональных конкурсов к национальному. В «Абилимпикс» есть общий список профессий и задания международного образца, разработанные экспертами. По этим заданиям в регионах проводятся региональные отборочные соревнования, в которых могут участвовать все желающие. Победители конкурсов отправляются на национальный чемпионат. 

В этом году, например, Второй национальный чемпионат «Абилимпикс» пройдет в Москве при поддержке Министерства образования и науки РФ и Министерства труда и социальной защиты. В регионах будут сформированы оргкомитеты, а сборные команды регионов станут формироваться из числа студентов, работающих на предприятиях. Если человек захотел участвовать в конкурсе, но не относится к учебному заведению и не трудоустроен, самое простое — это обратиться в местную общественную организацию инвалидов. Информация также есть у нас на сайте.

Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

— Девушек на конкурсах много?

— Девушек и ребят примерно поровну. Кстати говоря, в «Абилимпикс» жестко соблюдаются правила отсутствия дискриминации — любой. И по полу, и по возрасту, и по характеру инвалидности. Например, когда человек подает заявку на участие в соревнованиях, его не имеют права спрашивать, какая именно у него инвалидность: нет конечности, или он не видит, не слышит. Допустим, он говорит: «Я электрик такого-то разряда». И все — участвует в конкурсе. И только потом, перед самыми состязаниями, его деликатно расспрашивают про какие-то личные специальные потребности: скажем, нужен ли сурдопереводчик, или место для инвалидной коляски...

В России у меня сразу начинают спрашивать в лоб: «А кто это там у вас такие? Какие именно инвалиды?». Мы говорим: «Это конкурс для лучших по профессии, а кто они — уже не столь важно».