Победить непобедимого. Какие новейшие достижения дадут надежду онкобольным?

Опубликовано: 26.08.2016 12:45

Сегодня диагноз «рак» уже не является однозначно смертельным приговором, но количество летальных исходов у онкологических пациентов остаётся очень высоким.

О том, каких успехов удалось достичь в этом направлении российским учёным, а также о том, почему статистика онкологических заболеваний всё ещё остаётся неутешительной, мы беседуем с доктором медицинских наук, профессором, членом-корреспондентом РАН, директором Научно-образовательного клинического центра пластической хирургии Первого медицинского государственного университета имени И. М. Сеченова, заведующим кафедрой онкологии и реконструктивной пластической хирургии ФГОБУ «ИПК ФМБА России», проректором по инновационной работе ФГОБУ «ИПК ФМБА России» Игорем Решетовым.

Реальные инновации

Ольга Жукова, «ЛекОбоз»: Игорь Владимирович, какие мировые достижения последних лет в области онкологии являются наиболее значимыми для практического применения – лечения пациентов?

Игорь Решетов: В нашей отрасли знаковые изменения происходят один раз в 10 лет, причём не только в онкологии, но и в других направлениях медицины. Именно за такой период времени появляются новые исследования, которые сначала являются пилотными, потом обобщаются и становятся общей практикой. Так появляются реальные инновации. В последнюю декаду в онкологии появился ряд инновационных решений: принципиально новые лекарственные препараты и медицинское оборудование, которое позволяет врачам применять уникальные методики лечения.  Что касается лекарственных подходов, то это, без сомнения, широкое внедрение так называемой биотерапии опухолей и начало осознанной, адресной иммунотерапии. Среди лечебных методик следует отметить появление новейших машин и устройств для щадящей и направленной терапии, которая способствует уничтожению опухолевых клеток и при этом позволяет сохранить здоровые ткани от воздействия высоких энергий. Среди хирургических методик я бы выделил две составляющие. Первая составляющая – это минимизирующие доступы в виде эндоскопической хирургии (внутрипросветная и внутриполостная эндоскопия), а также роботические установки, которые облегчают процесс выполнения операций. Вторая составляющая – это очень активное внедрение реконструктивной хирургии, которая сейчас уже коснулась практически всех локализаций. Совместное использование всех этих инноваций не только улучшает общий результат лечения, но и повышает качество жизни онкологических пациентов на завершающем этапе. В результате мы всё меньше и меньше видим тяжёлых, нуждающихся в помощи инвалидов и всё больше и больше – людей, способных даже к продолжению трудовой деятельности.

– Каков вклад российских учёных в развитие мировой онкологии?

– Наши учёные работают во всех лабораториях ведущих стран мира: в США, в Европе, в Японии. Россия также относится к тем высокотехнологичным державам, которые имеют возможность не только самостоятельно создавать новые лекарства, медицинские приборы и инструменты, но и успешно внедрять в жизнь разработки других стран.

Без помощи государства не обойтись

– Насколько доступны для российских пациентов новейшие лекарственные препараты и методики лечения рака?

– Из-за высокой стоимости качество и результаты лечения рака во многом определяются способностью государства обеспечить онкологическим пациентам необходимую социальную поддержку. Наше государство уделяет этому вопросу очень много внимания, и сейчас есть государственные программы лечения и поддержки онкологических пациентов. Мы, российские онкологи, регулярно встречаемся с нашими коллегами из других стран на мировых конгрессах, и я с удовлетворением могу сказать, что сегодня протоколы и стандарты нашего лечения ненамного хуже, чем в самых развитых странах мира. В то же время так называемые новые члены Европейского союза стыдливо умалчивают о том, почему они не могут назначать своим пациентам те или иные лекарства, которые в России совершенно спокойно назначает любой районный онколог.

– Лечение онкологических заболеваний очень дорогостоящее, и большинство россиян не в состоянии оплатить его из собственных средств. Насколько сегодня доступна онкологическим пациентам высокотехнологичная медицинская помощь? Можно ли получить такую помощь бесплатно в рамках государственных программ?

– Такое лечение обходится очень дорого в любой стране: и в США, и в Японии, и в странах Европы. И везде для обеспечения такого лечения специалисты пытаются осуществлять так называемое консолидированное финансирование: часть по научным программам, часть по страховым программам, часть за счёт частных средств пациентов. У нас тоже бывают некоторые комбинации: например, операции по высокотехнологичному лечению, лучевая терапия и химиопрепараты оплачиваются из региональных бюджетов. Соответственно есть различия в зависимости от региона: в дотационных регионах ситуация с финансированием несколько хуже, чем в донорных (самодостаточных) регионах. Донорные регионы включают в свои региональные программы все новейшие методики для лечения онкологических заболеваний, в том числе и фармацевтические препараты.

– Программы для лечения онкологических пациентов являются федеральными или только региональными?

– Есть федеральные клинические рекомендации, которыми руководствуются врачи при лечении пациентов, но реализация этих рекомендаций по каждому конкретному пациенту складывается из особенностей местного бюджета: некоторые препараты могут заменяться или дополняться. Например, в рамках региональных программ Москва традиционно обеспечивает пациентов химиопрепаратами на очень хорошем уровне. В Санкт-Петербурге тоже дела обстоят хорошо. Но во многих других регионах финансирование медицины из регионального бюджета тоже происходит на очень хорошем уровне, в том числе и в области онкологии. Например, первый хирургический робот «Да Винчи» в нашей стране появился не в столице, а в Ханты-Мансийске.

– Используются ли при лечении онкологических пациентов новейшие таргетные препараты, если медицинская помощь оказывается за счёт бюджетных средств?

– Да, конечно, при лечении на бюджетной основе таргетные препараты тоже используются. Лечение онкологических заболеваний очень дорогое, и оплатить его из собственных средств могут буквально единицы. Если бы государство не поддерживало такое лечение бюджетными средствами, мы бы не смогли добиться таких высоких результатов в лечении пациентов. Сегодняшние достижения российских врачей в этой области являются предметом моей особой гордости.

Проблема – и в нас самих

– Почему многие известные или обеспеченные россияне, у которых выявили ту или иную форму рака, уезжают лечиться за границу?

– Это слепое преклонение перед Западом, которое старо как мир. Почитайте «Пет­ра Первого», Пушкина: нет пророка в своём отечестве. Вот они и едут за границу. Беда в том, что прозрение наступает слишком поздно. Я сейчас практически каждый день общаюсь с людьми, которые вернулись из-за границы, потратив там огромные суммы, а теперь хотят долечиваться здесь. Некоторые пациенты продают всё, что только могут, чтобы заплатить за лечение в иностранной клинике, но при этом так и не получают желаемых результатов. Спрашивается: зачем?! Известно, что каждый наш пациент, уезжающий в иностранную клинику, является там не предметом лечения, а единицей бизнеса, и все его лечебные программы составляются так, чтобы у клиники было меньше накладных расходов и больше доходов.

– Почему мы всем миром, несмотря на все достижения медицины и революционные технологии в области фармацевтики, до сих пор не можем победить рак? Почему количество онкологических заболеваний продолжает увеличиваться, а смертность от этого заболевания остаётся очень высокой?

– Во многом проблема кроется в нас самих. Вместо того чтобы лечиться, люди годами вынашивают у себя хронические заболевания, пока они не перерождаются в рак. Например, этой осенью мы будем уже четвёртый раз проводить неделю ранней диагностики опухолей головы и шеи. Мы проводили такие акции в предыдущие три года и убедились в эффективности подобных обследований. При проведении таких акций мы не стремимся среди нескольких тысяч просмотров найти именно рак – наша цель состоит в том, чтобы среди обследованных людей найти те 30% пациентов, которые являются носителями хронических предраковых заболеваний: полипов, синуситов, лейкоплакии, язвочек и т. д. И мы их находим! А эти люди не обращают внимания на свои проблемы и «донашивают» их до возникновения реальной опухоли, зачастую покрывая это всё табачным дымом и обильно орошая спиртным. Естественно, что в течение 10 лет такого образа жизни в организме появляется опухоль. Для проведения недели ранней диагностики опухолей головы и шеи мы формируем команды специалистов, и в каждую команду входит лор, челюстно-лицевой хирург, стоматолог и дерматолог. Каждого пришедшего на диагностику пациента