Вместо поликлиники – скайп. Пациентов будут лечить только на расстоянии? | Здравоохранение | Общество Факты

Опубликовано: 04.08.2016 19:22

Госдума вот-вот утвердит проект закона о телемедицине. Чего ожидать отечественному здравоохранению?

Кто-то считает телемедицину спасением от «оптимизации» и гарантией доступности лечения. Кто-то – необходимой частью современного лечебного процесса. А кто-то, напротив, уверен, что любое дистанционное взаимодействие врача и пациента лучше бы запретить.

На первый взгляд лечение на расстоянии может справиться с последствиями сокращения врачей и закрытия медицинских учреждений. Особенно в сельских, отдалённых районах, где до ближайшей поликлиники десятки километров. Позвонить врачу или поговорить с ним по скайпу значительно проще, чем добираться до доктора на автобусе. А «скорая» проедет далеко не везде.

Ещё один аргумент в пользу нового закона – необходимость защитить докто­ров от преследования за лечение на расстоянии. Современные компьютерные технологии не всегда находят понимание в современном же законодательстве.

Помните историю профессора Челябинского госуниверситета Марины Загидуллиной, на которую… завели уголовное дело за лекции по скайпу? В 2011 году преподаватель была на конгрессе в Германии, но всё равно провела занятия со своими студентами. Через Интернет. Компетентные органы расценили это как мошенничество. В 2014 году профессора оправдали: суд признал, что преподаватель не только не нарушила закон, но и сберегла деньги университета, потому что не оформляла командировочные.

Звонок лечащего врача больному тоже может быть интерпретирован как нарушение закона. «В нашем законодательстве закреплено положение о том, что медицинская помощь оказывается очно», – отмечает директор НИИ организации здравоохранения Давид Мелик-Гусейнов. А проконтролировать лечение в Интернете очень и очень сложно. Проще признать, что дистанционная медицина – вне правового поля.

Телемедицина заменит… всё здравоохранение?

Формулировки законопроекта таковы, что легко позволят телемедицине заменить все остальные, недистанционные, методы лечения, опасается глава Лиги защитников пациентов Александр Саверский. «Во всём мире есть проблема: в каких случаях можно использовать телемедицину и какие её приёмы можно использовать? В проекте закона нет дифференциации состояний пациента. Нет чёткого ответа на вопрос, когда можно консультировать и лечить человека на расстоянии, а когда нельзя. Если телемедицина разрешена всегда и везде, то зачем здравоохранению всё остальное? – размышляет руководитель Лиги защитников пациентов. – В этом и заключается главная трудность. На мой взгляд, телемедицина допустима только тогда, когда уже поставлен диагноз. А первичный приём пациента может быть только личным».

Если применение телемедицины не ограничить, то система медицинской помощи попросту не выдержит, предупреждает Саверский. Представим простую ситуацию: пациент звонит врачу и сообщает, что у него высокая температура. Что должен сделать врач? В телефонном разговоре доктору придётся задать множество уточняющих вопросов. И, если он забудет хотя бы одну «мелочь», диагноз будет неверен.

В лучшем случае телемедицина потребует изменить всю систему медицинского образования. Ведь сегодняшних студентов, будущих врачей, учат общаться с пациентом вовсе не на расстоянии.

Современным технологиям – современную технику

С телемедициной часто путают телемониторинг – специальные приборы, которые считывают медицинские показатели пациента: пульс, давление, электрокардиограмму, сахар крови и т. д., и автоматически передают сведения врачу. Такое наблюдение на расстоянии уже оценили некоторые зарубежные страны.

В Нидерландах благодаря телемониторингу пациенты с хроническими сердечными заболеваниями стали на 64% реже попадать в стационар. А время, которое они проводили на больничной койке, сократилось на целых 87%. Таковы результаты исследований, проведённых в 2012 году Scheper Hospital. В США под дистанционное наблюдение поместили пациентов с сахарным диабетом. Исследование 2011 года показало, что и количество госпитализаций, и число амбулаторных приёмов уменьшились на 58%.

Таким образом, телемониторинг выступает в роли вторичной профилактики и снижает нагрузку на поликлинику, «скорую» и больницу.

На эксперимент с дистанционным наблюдением уже решилась московская больница № 64. Пациентам, желающим находиться под контролем врача, выдают браслеты, которые измеряют пульс, давление, кардиограмму. Аппараты передают эти данные врачам дежурной смены – а это два кардиолога и два невролога. Увидев, что у пациента не всё в порядке, врач может перезвонить ему, проконсультировать, а при необходимости вызвать «скорую помощь». Пока система может вести 300 человек одновременно. В программу ОМС наблюдение на расстоянии ещё не входит – все участники эксперимента лечатся платно.

Без дистанционного наблюдения за пациентами телемедицина невозможна, считает врачебное сообщество. Там, где срочно необходимы ЭКГ и кровяное давление, разговор по телефону – лишь полумера.

Сокращённых врачей заменят… знахари

Можно ли спасти сельское здравоохранение с помощью телемедицины? «Никакого нормального Интернета в отдалённых регионах нет, люди не обучены», – предупреждает председатель Комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Фургал. В труднодоступных для транспорта и медицинской помощи местах недоступны и современные технологии. А это значит, что законодательные новшества разобьются об отсутствие Интернета в маленьком посёлке. Увы, закрытие медицинских учреждений приводит не к развитию телемедицины, а к возрождению хорошо забытых старых профессий, таких как знахарь или бабушка-повитуха.

Решить проблему «оптимизированных» медпунктов и других лечебных учреждений телемедицина вряд ли поможет. Возникает и вопрос организации: сколько пациентов смогут звонить врачу? Что будет делать доктор, если несколько больных постучатся к нему одновременно – кто-то в дверь кабинета, а кто-то по скайпу? По каким тарифам ОМС будут оплачивать телефонную консультацию? Какими документами будет оформлен звонок, в ходе которого врач помог хроническому больному избежать обострения?

Законопроект нужно доработать

Телемедицина – это не только взаимодействие врача с пациентом, но и сотрудничество «врач – врач». Видеоконференции, консилиумы – всё это практикуется и сегодня, но находится за рамками правового поля. Как и дистанционное общение с больными. Развитие направления «врач – пациент» Сергей Фургал считает преждевременным, а вот направления «врач – врач» и «врач – пациент – врач» предлагает узаконить. По мнению депутата, законопроект о телемедицине нужно серьёзно усовершенствовать.

Вместо лечения – контроль

В ходе обсуждения законопроекта были высказаны и такие предложения, которые… обеспечат врачей дополнительной бумажной работой. Обязанность оформлять документально всю медицинскую помощь, оказанную в дистанционной форме. Специальные регистры медицинских специалистов. Списки пациентов с определёнными заболеваниями. Новые положения о провайдерах медицинских услуг и стандартах хранения электронных данных о здоровье граждан. В ближайшем будущем такие нововведения рискуют превратиться в тотальный контроль над врачом и пациентом. И если сегодня доктор всё-таки не боится позвонить своему больному (даже Минздрав констатирует оказание телемедицинских услуг в 68 регионах нашей страны), то завтра… За ошибки в документах о дистанционном лечении, за «необоснованную» медпомощь на расстоянии начнут штрафовать страховые компании. В такой ситуации телемедицина, оказавшаяся в правовом поле, станет менее доступной, чем ранее.

«Сегодня пытаются регламентировать технические моменты, делая вид, что это медицина, – подводит итог президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов. – По сути, закон ничего не узаконивает. У врача нет возможности принятия решений, даже если нужно всего лишь скорректировать дозу лекарства».