Чем лечиться будем? | Здравоохранение | Общество и Факты

Опубликовано: 27.06.2016 04:42

Украина прекратила поставки препарата «Мезатон». Российского аналога у этого лекарства нет. А как же программа импортозамещения, которая была призвана сделать Россию независимой от чужих экономик?

Сергей Колесников.
Сергей Колесников. © / Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Сергей Колесников, академик РАН, президент Ассоциации производителей фармпродукции и медицинских изделий:

— Минздрав незамедлительно выступил с заявлением, что паники быть не должно: на российском рынке имеются 50 препаратов, сходных по действию с «Мезатоном» и аналогичных ему по цене. Однако нужно понимать, что при наличии аналогов «вражеский» «Мезатон» никогда бы не попал в российский перечень жизненно важных и необходимых препаратов (он нужен «скорой помощи» — его применяют при травматических шоках, коллапсах и отравлениях, иначе есть риск не довезти пациента до больницы). Сам факт присутствия в этом списке — своего рода признание того, что препаратов, равных ему, в России не производится. Попытки наладить его выпуск были, но расчёты показали, что овчинка выделки не стоит — затраты на производство препарата не окупаются.

Чтобы из-за кризиса цены на лекарства не росли, государство решило само устанавливать стоимость препаратов из списка ЖНВЛП. На бумаге такая забота о населении смотрится хорошо, в реальности же мы видим вымывание дешёвых лекарств и угрозу жизни больных, что порой гораздо страшнее угрозы их кошельку. «Замороженные» низкие цены не окупают расходы на производство (стоимость сырья за последние 2 года выросла вдвое). И в аптеках сейчас невозможно найти дешёвые лекарства — производить их невыгодно. Если уж государство позиционирует себя как социальное, то нужно не цены на дешёвые препараты замораживать, а дотировать производство лекарств либо через всевозможные соцвыплаты компенсировать их стоимость нуждающимся.

Чтобы наладить производство российского «Мезатона», понадобится 6-8 месяцев. Но делать это нужно обязательно. Никто не может дать гарантий, что поставки этого лекарства не прекратятся по политическим причинам (ведь оставила же Украина Крым без света!). И вот тогда мы действительно окажемся в безвыходной ситуации. В списке ЖНВЛ­П 34% препаратов — импортные, российских аналогов у них нет. Поэтому чем раньше чиновники осознают, что надо не о собственном имидже «радетелей о благе народном» заботиться, а о том, чтобы быстрее наладить производство собственных препаратов, тем в большей безопасности будет наша страна.

Читайте также: «Не могу без него». Можно ли заменить лекарства из списка жизненно важных

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Также вам может быть интересно
Оставить комментарий