Ядерный разрыв. К чему приведут новые споры России и США?

Опубликовано: 12.10.2016 04:26

Владимир Путин приостановил соглашение с США об утилизации оружейного плутония. В Госдепе, комментируя это решение, заявили о «настоящей трагедии».

За годы холодной войны СССР и США накопили сотни тонн оружейного плутония. Сегодня он снова фонит в обострившихся отношениях Москвы и Вашингтона.
За годы холодной войны СССР и США накопили сотни тонн оружейного плутония. Сегодня он снова фонит в обострившихся отношениях Москвы и Вашингтона. © / www.globallookpress.com

От чего отказались?

Сергей Новиков, представитель ГК «Росатом»:  «Речь в соглашении шла об утилизации старых запасов оружейного плутония, признанного избыточным для целей обороны, - по 34 тонны с каждой стороны. Соглашение подписано в 2000 г., в 2010 г. договорились, что утилизация - это не захоронение, а облучение в реакторе. Но для этого нужен завод по производству уран-плутониевого топлива (МОКС-топлива). У нас такой завод заработал в 2015 г., сейчас он использует «гражданский» плутоний из отработанного топлива атомных станций. Полученное МОКС-топливо уже используется на реакторе БН-800 Белоярской атомной станции, производится электроэнергия для нужд народного хозяйства. 

А вот в США строительство аналогичного завода, потратив 7,7 млрд долл. (наш стоил всего 250 млн), приостановили. И точно не достроят к 2018 г., когда мы собирались синхронно начать утилизацию оружейного плутония. Но в одиночку заниматься этим мы не будем. Плутоний останется на хорошо охраняемых складах». 

В Росатоме подчёркивают: сотрудничество в ядерной сфере не прекращается полностью. В частности, действуют взаимовыгодные контракты на поставку в Штаты обогащённого уранового продукта - топлива для американских АЭС. На первый взгляд остаётся и возможность «реанимации» плутониевого соглашения - если Штаты достроят и запустят свой завод. Но в указе В. Путина перечислены и другие условия: отказ США от всех санкций, выплата России компенсаций за ущерб, в том числе и от контр­санкций, которые ввела сама Россия... Вряд ли это произойдёт. А тем временем запасы плутония теоретически могут быть «расконсервированы», чтобы стать начинкой новых ядерных боеголовок - если какая-то из сторон решит не ограничивать себя потолком в 1550 зарядов, что предусмотрено договором ­СНВ-3.

Уступят ли нам США?

Павел Подлесный, руководитель Центра российско-американских отношений ­ИСКРАН:

- Выдвигая условия американцам, вряд ли В. Путин рассчитывает, что Штаты их выполнят. Но такова обычная дипломатическая практика. Когда США вводили санкции в 2014 г., условием их отмены стало возвращение Крыма Украине - думаете, они не понимали, что это нереалистично? Смысл последних шагов России - показать, что и у неё есть предел терпения. Но это ещё не означает полного разрыва всех договоров. Оснований для паники я не вижу.

Не идём ли к войне?

Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ: 

- Россия предпринимает не только «словесные меры» по сдерживанию войны - вспомним недавние крупные военные учения, всероссийскую тренировку по гражданской обороне. Россия сознательно обостряет ситуацию, ставит руководство США перед выбором: либо рисковать ещё больше, либо начать договариваться. Мы как бы говорим американцам: вы опасны, мы вам не доверяем, и вообще мы с вами можем доиграться - поэтому давайте остановимся, начнём относиться друг к другу с уважением… Понизив уровень сотрудничества, мы повысили ставки, и теперь мяч на половине Вашингтона. Россия начинать войну с США не собирается. Но ситуация опасная - пожалуй, самая опасная со времён 1984-го, а то и 1962 г. И многое будет зависеть от действий США. Если, например, следующая администрация решится всё-таки поставить тяжёлое вооружение на Украину. Или попробует ввести в Сирии бесполётную зону, начнёт бомбить там аэродромы, а мы будем их прикрывать, сбивать американские ракеты. Ситуация чревата эскалацией. Но теперь нельзя сказать, что Россия не предупреждала.

Ждать ли новой гонки вооружений?

- Если мы или американцы захотим создавать новые ядерные заряды, то эти 34 тонны плутония погоды не сделают: каждая из сторон накопила порядка сотни тонн оружейного плутония, этого более чем достаточно для любой гонки вооружений, - считает академик Алексей Арбатов. - И эта гонка (независимо от судьбы плутониевой сделки) уже начинается. Да, новый договор об СНВ (действует до 2021 г., но может быть продлён до 2026 г.) устанавливает количественные потолки для стратегических ядерных сил двух держав, но он никак не ограничивает их совершенствование, то есть качественную гонку вооружений. 

Сейчас Россия завершает цикл обновления своей стратегической триады, а после 2020 г. к своему циклу приступят США, выделяя на это около триллиона долларов. Они сделают новейшие системы оружия, и Россия, наверное, вынуждена будет на это отвечать... Но уже сейчас наши новые ракеты морского и наземного базирования оснащаются усовершенствованными системами преодоления ПРО США и НАТО, то есть идёт гонка нашего наступления с их обороной. Одновременно мы создаём свою систему воздушно-космической обороны, рассчитанную на отражение удара новейших американских систем, в том числе гиперзвуковых, то есть идёт соревнование нашей обороны с их наступлением. Эти три канала гонки вооружений обойдутся в колоссальные деньги, а между тем военный бюджет США в 10 раз больше российского.