Непростой союз. Сможет ли Эрдоган договориться с Ираном? мире

Опубликовано: 19.08.2016 06:39

Президент Турции посетит Тегеран, где обсудит создание трёхсторонней коалиции по стабилизации ситуации на Ближнем Востоке.

Реджеп Тайип Эрдоган.

Визит президента Турции Реджепа Эрдогана в Иран пройдёт после визита в Турцию госсекретаря США Джона Керри и вице-президента США Джо Байдена, которые прибудут в Анкару 21 августа. Американцы намерены провести переговоры по вопросу выдачи Турции обвиняемого в госперевороте исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Как считают эксперты, в силу нарастающих противоречий в отношениях Турции и США американские чиновники могут попытаться убедить Эрдогана в ошибочности взятого им курса на сближение с Россией и странами Ближнего Востока. Однако вряд ли Эрдоган на это пойдёт после встречи с Владимиром Путиным, а также заявления о намерении создать коалицию с Ираном и Россией по сирийскому вопросу.

Турецкий разворот

Напомним, что внешняя политика Турции начала стремительно меняться в начале лета этого года. Сначала Анкара восстановила отношения с Израилем, с которым она конфликтовала с мая 2010. Вслед за Израилем Реджеп Эрдоган решил помириться с Россией, которая поначалу отвечала на эти извинения сдержанно. Однако после того, как в Турции в июле была предпринята попытка госпереворота и в ней оказались замешаны США, отношения Москвы и Анкары заметно улучшились. А вот от с дружбы с США и Евросоюзом, никак не посочувствовавшими Эрдогану во время путча, Турция, наоборот, стала стремительно отдаляться.

Вашингтон отказался выдать Эрдогану Гюлена, а ЕС отказался предоставить безвизовый въезд и компенсировать затраты Турции на содержание мигрантов в сумме 3 млрд евро. Мало того, политические силы Германии стали обвинять власти Турции в поддержке террористов. Накануне немецкая телерадиокомпания Deutsche Welle выпустила материал под заголовком «Правительство ФРГ: Турция — центральная платформа исламистов в регионе». Журналисты заявили, что в их распоряжении оказались некие конфиденциальные документы МВД Германии, говорящие, что Турция поддерживает террористов и исламистов. Берлин обвиняет Эрдогана, в частности, в поддержке египетских «Братьев-мусульман»’, палестинского движения ХАМАС, а также групп представителей вооружённой исламистской оппозиции в Сирии.

В ответ на разногласия с ЕС власти Турции грозят открытием своих границ для беженцев, которые таким образом смогут практически беспрепятственно оказаться в Центральной и Западной Европе. Одновременно Анкара стремительно укрепляет отношения со странами своего региона — Ираном и Азербайджаном, фактически разворачивая курс своей внешней политики с Запада на Восток.

Отметим, что до сих пор основным камнем преткновения и противоречий в ней была Сирия, по которой Реджеп Эрдоган до сих пор занимал точку зрения американцев и поддерживаемой ими оппозиции. Её суть в том, что действующий президент страны Башар Асад должен уйти в отставку, а представители оппозиции — принять участие в формировании нового сирийского правительства.

Как утверждал Эрдоган, именно Асад якобы поддерживает террористов, которые сегодня ведут активные боевые действия в Сирии.

Однако иной точки зрения на этот счёт придерживается Иран и особенно Россия, которая с сентября прошлого года с помощью воздушно-космических сил успешно проводит в Сирии военную операцию по уничтожению террористов. По информации российских военных, террористические организации, объявившие войну режиму Башара Асада, получают постоянную подпитку со стороны США и Саудовской Аравии.

Иран, Турция, Россия

Известно, что основной темой визита президента Турции в Иран станет именно сирийский вопрос. С предложением о создании особой коалиции с участием России, Ирана и Турции выступил сам Эрдоган в ходе телефонного разговора с президентом Исламской Республики Хасаном Роухани ещё 20 июля. «Мы сегодня больше, чем прежде, полны решимости рука об руку с Ираном и Россией, во взаимодействии с ними способствовать решению региональных проблем и намерены активизировать усилия по возвращению мира и стабильности в регион», — заявил тогда турецкий лидер.

Как считают эксперты, с тех пор позиция Эрдогана вряд ли изменилась, так как в условиях конфликта с США ему нужны сильные союзники. Хотя и с ними выстроить отношения будет непросто. Глава Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Анна Глазова считает, что вопрос межсирийского урегулирования на переговорах Эрдогана и Роухани будет основным, хотя она не советует сильно обольщаться по этому поводу.

«Несмотря на то, что, на первый взгляд, эта коалиция кажется довольно серьёзным прорывом, три страны-лидера действительно могли бы очень много сделать на этом направлении, нужно понимать, что у каждой из них в первую очередь по вопросам будущего развития Сирии присутствуют собственные интересы, которые далеко не всегда совпадают. Поэтому думаю, что если говорить о политических аспектах, то тут, скорее всего, речь будет идти о курдском вопросе, и, собственно, эта тема уже неоднократно поднималась на переговорах между лидерами Ирана и Турции», — полагает Глазова, отмечающая, что курды и для Анкары, и для Тегерана являются той силой, которая потенциально может привести к распаду и их государств, и в том числе и Сирии.

По её словам, в первую очередь перезагрузить отношения с Ираном пытается Турция.

«Думаю, что во время визита Эрдогана также будет подниматься вопрос и экономического сотрудничества. После снятия санкций Иран стал очень перспективным рынком для турецкого бизнеса, и Анкара будет стараться там занять свою нишу. А с точки зрения Ирана, Турция интересна как рынок для поставки энергоресурсов», — говорит Глазова.

По её словам, насколько стратегия Эрдогана окажется долгосрочной, будет зависеть от позиции США и стран ЕС, потому что на фоне кризиса отношений с Западом вполне логично, что Эрдоган ищет союзников в регионе, и основными из них действительно являются крупные мировые державы — Россия и Иран.

«Но думаю, что поиск Эрдоганом будет продолжаться и дальше, потому что укрепление позиций в регионе — это тот тренд, который характерен для внешней политики Турции. Вспомним, что незадолго до этого Турция нивелировала все существующие разногласия с Израилем, а сейчас активно налаживает связи с Ираном. Я полагаю, что возможно выстраивание новых отношений с Египтом», — говорит Глазова.

Впрочем, есть также и более критические экспертные мнения.

«Перспектива Турции договориться с Ираном ровно такова, как и перспектива Турции договориться с Россией. То есть это теоретически возможно, но это недолговременный союз. Совершенно очевидно, что по мере накопления противоречий он будет всё менее и менее актуальным. Не стоит забывать, что Эрдоган просто поставлен в такие условия, что он вынужден сейчас дружить с Ираном и пытаться спровоцировать внимание со стороны своих западных партнёров, которые сейчас им недовольны и открыто демонстрируют это недовольство», — считает эксперт.

По его мнению, Эрдоган сейчас «играет в ту же игру, что и Европа».

«Он дружит с Владимиром Путиным именно для того, чтобы вернуть к себе расположение западных партнёров. Тут не стоит обольщаться. Я убеждён, что стратегия поведения Турции с ЕС и США долговременна, а с Россией и Ираном она ситуативна и зависит только от течения сирийского конфликта. Если принимать это во внимание, то становится понятно, о чём может договориться Эрдоган, а о чём — нет», — отмечает Мухин.

Политолог Сергей Марков считает, что коалиции «Иран, Россия и Турция» по Сирии не может получиться, так как между Ираном и Турцией большие противоречия. Он отмечает, что по ряду аспектов до сих пор Турция и Иран находились в состоянии войны.

«А вот поиск компромисса и выход на мир (но не на союзничество) вполне и вполне возможны. Эрдогана к этому подталкивает то, что его политика в Сирии сегодня зашла в тупик, отношения с США и ЕС испортились, поэтому ему нужно выходить из такого большого количества конфликтов. Выход на мир в Сирии стал бы для него очень большим плюсом», — отмечает эксперт.