После Сирии Афганистан понял, что сотрудничать с Россией выгоднее, чем с США

Опубликовано: 03.06.2016 15:33
В последнее время в Афганистане отмечается небывалый рост интереса к сотрудничеству с Россией, в первую очередь, в сфере безопасности. В конце мая 2016 года советник президента Афганистана по национальной безопасности Атмар Ханиф совершил турне, посетив Россию, Азербайджан и Беларусь. В России, в частности, он встречался с министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым.

После Сирии Афганистан понял, что сотрудничать с Россией выгоднее, чем с США

Сторонников развития более тесных отношений с Россией в стране становится все больше, в том числе и среди парламентариев. К примеру, депутат высшей палаты парламента Мешрано Джирги Мухаммад Алам Изидьяр высказался в пользу подписания соглашения о стратегическом партнерстве с Россией, которое необходимо для борьбы с террористами и ликвидации наркоторговли. Это не единственные шаги афганских политиков в сторону России,

На фоне прошлых лет, когда афганская сторона на словах говорила о хороших отношениях, но на деле мало что делалось, это заметный сдвиг. Ценность отношений с Россией явно повысилась в глазах афганцев, и тому есть веские причины.

Во-первых, это, несомненно, косвенное влияние операции ВКС России в Сирии. Отзвуки точных российских авиационно-ракетных ударов далеко разошлись по Ближнему Востоку. Помимо чисто военного ущерба отрядам «Исламского государства» в Сирии, эти удары еще, можно сказать, развеяли миф о непобедимости исламистских боевиков. Миф этот возник еще в середине 1990-х годов, во многом на волне военных успехов прежнего «Талибана» под руководством ныне покойного муллы Омара и продержался почти 20 лет.

Главный его тезис состоял в том, что ни одна армия не в состоянии эффективно противостоять фанатичным исламистам. Однако, оказалось, что как только эти самые бородатые фанатики столкнулись с хорошо организованной и оснащенной военной машиной, имеющей целью уничтожить противника, а не не изображать активность, так они сразу же превратились в мишени, расстреливаемые почти как на полигоне.