«Полиция и морги в деле». Как работает похоронный бизнес в регионах России | Карьера и бизнес | Деньги Факты

Опубликовано: 14.08.2017 11:13

Владимир Путин поручил навести порядок в ритуальном бизнесе. А именно — повысить качество оказываемых услуг и их доступность. Как сегодня обстоят дела в похоронной сфере на самом деле, узнали корреспонденты АиФ.ru.

Российский рынок ритуальных услуг подчас напоминает настоящее поле боя. В ход у воротил похоронного бизнеса идут все средства: шантаж, угрозы, подкуп, обман. Только пострадавшие, как правило, одни и те же: клиенты, потерявшие своих близких или родственников.

Марина Иванова, предприниматель, Краснодар

В конце прошлого года у меня умерла бабушка, которой шёл 82 год. Таких потерь в нашей небольшой семье не случалось много лет, поэтому мы с мамой пребывали в растерянности. Мы просто не знали, что и в какой последовательности нужно делать: куда обращаться, везти ли тело в морг и так далее. А тут ещё и наши знакомые начали вносить путаницу. Одни говорили, что не нужно делать никакого вскрытия, так как бабушка была старенькой и явно умерла своей смертью. Другие утверждали, что это обязательно, иначе нас могут обвинить чуть ли не в убийстве. Нам посоветовали поскорее вызвать участкового, так мы и сделали.

Полицейский всё проверил и не нашёл криминала, но этим его участие не ограничилось. Поняв, что мы сильно озадачены организацией похорон, он стал давать советы. Участковый настоятельно рекомендовал обратиться в «одну хорошую фирму», занимающуюся оказанием ритуальных услуг. Сказал, что давно её знает в силу профессиональных обязанностей и может ручаться за хорошую работу её сотрудников. Он предупредил, что это дороже, чем заниматься всем самим. Но деньги у нас были, а время и опыт в таких делах отсутствовали. К тому же хотелось похоронить бабушку достойно, поэтому мы и позвонили в ту фирму.

Оказалось, эта фирма подмяла под себя львиную долю похоронного бизнеса в Краснодаре. Уже потом я узнала, что главный секрет успеха таких контор в тесном «сотрудничестве» с медиками и полицейскими. От них узнают о только что умерших людях, как-то договариваются с моргами и перехватывают клиентов там. Одним словом, полиция и морги в деле. Значит, и наш участковый мог рекомендовать ритуальщиков вовсе не бескорыстно?

Сотрудник фирмы, что посоветовал полицейский, был со мной очень любезен и отвечал на вопросы со знанием дела. Он озвучил цены на основные услуги, о которых я спросила, и они мне показались приемлемыми. Но дьявол крылся в мелочах. Вместе со всеми дополнительными «опциями» набралось под сто тысяч рублей, причём без поминок! Я уже хотела отказаться от услуг этой конторы, но мне быстро дали понять, что сотрудничать с ней всё равно придётся. Незадолго до этого в Краснодаре произошёл показательный случай, о котором даже писали в газетах. У сотрудников частной похоронной фирмы просто отказались принимать тело в морге, хотя они предъявили направление на вскрытие из полиции. В учреждении заявили, что по договору они сотрудничают только с единственной фирмой. Увещевания не помогли, и в итоге дошло до полного абсурда. Пришлось вызывать катафалк, там, где указали, платить деньги, переносить тело умершего туда. Только из этой машины сотрудники морга приняли тело. И это был далеко не первый такой случай.

Мы с мамой решили, что для нас лучше всё-таки переплатить, чем потом сталкиваться с такими же проблемами. Мы просто отказались от дополнительных услуг вроде «престижного» места на кладбище и зелёного ковролина на могилке. Но всё равно в итоге пришлось выложить 70 тысяч рублей. У нас не было претензий по качеству услуг, хотя хвалить их всё равно не за что. Такие конторы, по сути, зарабатывают на чужом горе. Они пользуются нашим незнанием, замешательством, спешкой и другими обстоятельствами. Теперь я уже знаю, что те же самые услуги в муниципальной организации Краснодара стоили бы нам значительно дешевле. Но главный вопрос в том, почему некоторым частникам такое позволяют. Как они налаживают связи с моргами, работники которых чуть ли не срывают похороны, если человек не хочет обращаться к их партнёру? Этого бы не происходило без попустительства или даже прямой выгоды некоторых чиновников.

Илья, санитар патологоанатомического отделения, Челябинск

Все знают, слышали и посмеиваются над тем, что санитары в моргах постоянно «под мухой». А как иначе? Разве можно привыкнуть к смерти? Если не бухать, тут можно просто сойти с ума. Даже когда привозят тело девяностолетнего старика, его родственники рыдают. А если это младенец? Или ребёнок, погибший в ДТП? За годы работы, на которую я попал случайно, узнал одно: всё здесь построено на деньгах. Даже привести в порядок усопшего, обмыть, нанести грим, переодеть — всё стоит всегда больше оговорённого ценника. Эти деньги нам давали в руки, наличкой. Не заплатят — сделаем работу спустя рукава. Но почти всегда платили, даже сами предлагали. Долго там работать невозможно. Надо быть или отмороженным, или алкашом.

Я ещё в морге числился, но был в отпуске, когда умерла моя девяностодвухлетняя бабушка. Она жила одна, но мы все, родственники, её навещали, наняли сиделку. Я открыл дверь ключом и увидел её на диване уже мёртвую. Сразу вызвал полицию. Удивился, когда приехавший капитан задал мне вопрос, мол, что она умерла-то? Подумаешь, 92 года, жить да жить! Каким же шоком для нас всех стало, что мы только проводили наряд за двери, как мне на мобильный, с которого я вызывал полицию, позвонили из ритуального агентства. Со словами соболезнования нам предложили воспользоваться их услугами. Я даже не хотел слушать, что они говорят, так как знал и так, кому доверить организацию похорон. Это значит одно: нас слила полиция!

Когда я прочитал, как зимой в Челябинске перепутали двух старушек-покойниц, и родственники первой похоронили не свою бабушку, а потом её перезахоронили, даже не удивился. Человеческий фактор... У всех в глазах одно бабло. Сострадать, переживать уже сложно. Перепутали, ну что теперь, не живые ведь люди, хуже им уже не будет.

По семейным обстоятельствам позже я переехал в один из городов области. Даже не скажу, в какой: не хочу проблем. Если говорят, что в Челябинске похоронный бизнес делят два мега-предприятия, а остальные мелкие конторки хоть и рвутся откусить свой кусок пожирнее, но им достаются лишь крохи, то здесь конкуренции в похоронной сфере нет вообще: одна монополия. На днях антимонопольный комитет по области обратил внимание на объявление в газете Нязепетровска о предоставлении услуг по захоронению «по самым низким ценам». Решают, есть ли здесь нарушение законодательства, достоверна ли информация. Как до моего города не добрались, я просто не понимаю. Когда умер папа (а я ведь переехал-то к нему), мы даже не имели права выбора, кому доверить организацию похорон. Всё решено заранее. Доходит до смешного: директор кладбища (оно тут одно) владеет и траурным залом, и бюро услуг. И гробы, и венки — всё под ним. Мы не хотели откладывать похороны до понедельника (папа ушёл в пятницу), но в выходные вскрытия не делаются. Я знал, что за деньги вопрос легко решится. Не знаю, дорого ли, но по ценам 2010 года мы отдали 2,5 тысячи. Зато предали земле дорогого человека в воскресенье.

В этом городе ещё одни предприниматели открывали траурный зал неподалёку, но начались жалобы от людей, что он не там стоит, не так работает, и его закрыли. Все знают, что это происки всемогущего директора против конкурентов, но молчат.

А вообще — прискорбный бизнес. Я сейчас на заводе работаю. Была идейка попробовать тоже что-то открыть, ведь деньги крутятся огромные. Люди как умирали, так и будут умирать. Но я передумал: не смогу.

Роман Р., владелец похоронного агентства, Волжский (Волгоградская область)

У нас в городе единственная фирма, которая монополизировала весь рынок ритуальных услуг. Ей в Волгограде принадлежат и кладбища, и морги, и всё, чем