О чистых и нечистых. Прозвучит ли в России команда «Покончить с нечистью»? | Мнения | Олимпиада Факты

Опубликовано: 03.08.2016 11:34
Все материалы сюжета Ситуация вокруг допуска российских спортсменов на ОИ-2016

В России появились новые понятия: «чистые» и «нечистые». Этим мы обязаны скандалу с допингом в мире спорта.

Вячеслав Костиков.
Вячеслав Костиков. © / АиФ

Есть надежда, что громкость скандала и его последствия (спортивные, моральные и политические) помогут нам избавиться от «нечистых» в спорте. А как быть с «нечистью» в других сферах нашей жизни?

Решение Международного олимпийского комитета о частичном допуске российских спортсменов к участию в Олимпийских играх 2016 года вызвало коллективный вздох облегчения. Довольны россияне, опасавшиеся тотального и унизительного отстранения от участия в престижных играх. Довольны те спортсмены, которые смогли поехать на игры. Довольны и российские политики, напуганные тем, что тотальное отстранение страны от участия в Олимпий­ских играх нанесёт вред не только нашему спорту, но и имиджу России за рубежом.

Словом, худшего (хотелось бы надеяться) удалось избежать. Достигнут приемлемый для России компромисс. А создание независимой от Министерства спорта Комиссии по борьбе с допингом даёт основание надеяться, что в России действительно будут приняты кардинальные меры для оздоровления спорта.

Совершенно секретно?

Допинговый скандал вскрыл глубокое и укоренившееся неблагополучие в российском спорте. Но при чтении выступления президента Олимпий­ского комитета России А. Жукова на исполкоме МОК невольно возникали и другие вопросы: а только ли в спорте мы проглядели следы неблагополучия? И не следует ли нам повнимательнее присмотреться к другим сферам нашей жизни? Нет ли в нашей экономической, политической и социальной жизни маркеров «раковой опухоли», о которой А. Жуков говорил применительно к спорту? Не закрываем ли мы глаза на другие неприятные и позорные явления нашей жизни? В России одна из самых крупных спортивных общин в мире, а спорт является поистине национальным увлечением. На 146 млн населения у нас более 20 млн человек, участвующих в профессиональном и любительском спорте. Трудно предположить, что в этом спортивном муравейнике никто и никогда не слышал о масштабе распространения допинга. Если ты тренируешься в узком коллективе и знаешь границы возможностей твоих спортивных напарников, то трудно не заметить, что кто-то из них стал как-то особенно и чудесно прогрессировать. Иными словами, допинг в нашей спортивной среде был секретом Полишинеля. Почему же молчали спортсмены, тренеры, близкая к политическим кругам спортивная общественность? Неужели до вершины нашей властной пирамиды не доходили хоть какие-то слухи? В это трудно поверить. Почему же допинговое проклятие так долго сопровождалось заговором молчания?

Фото: Коллаж АиФ/ Андрей Дорофеев

Взбесившиеся деньги

Один из ответов лежит на поверхности. В спорте (и в России, и во всём мире) крутятся гигантские деньги (в том числе и теневые), часть из которых оседает в карманах спортивных чиновников, околоспортивных силовиков и околоспортивного бизнеса. Спорт, как и культура, во всём мире давно превратился в отмывочный цех, налоговую лазейку, в гигантскую торговую площадку. Это особый мир с высоким проникновением криминалитета (спортивной мафии), со своей внутренней дисциплиной, неписаными правилами, системой поощрения угодных и устрашения тех, кто не готов соблюдать правила игры.

Есть и другая составляющая: спорт, как и культура, в силу своей доступности и привлекательности, стал для государства мощным пропагандистским средством, частью той самой «мягкой силы», которая широко используется для расширения политического влияния. И неудивительно, что спортивные секреты охраняются не менее тщательно, чем секреты политические и экономические. Допинговые ухищрения являются одним из таких секретов. А то, что наши допинговые секреты были вывалены на всеобщее обозрение с таким пропагандистским шумом, объясняется не только масштабом заболевания нашего спорта, степенью его вовлечённости в большую политику, но и масштабами информационной войны против России.

Чистилище

Президент Олимпийского комитета России А. Жуков пообещал (почти поклялся), что в России отныне будет «нулевая терпимость» к допингу. Похоже, что обещание будет выполнено: слишком уж высокими оказались имиджевые и политические ставки. «Нечистые» медали и рапорты о победах оказались непомерно дорогими и, похоже, с долгоиграющими последствиями. Будем надеяться, что зачистка будет серьёзной.

Мы знаем, что «раковые опухоли», о которых говорил А. Жуков, есть не только в российском спорте. Ими поражены многие другие сферы жизни. Понятия «чистые» и «нечистые» в российских условиях можно и нужно применить и к не спортивным сферам. Ни для кого не секрет, как много «нечисти» развелось в мире высшего чиновничества, в сфере госслужбы, госкорпорациях, политике... Разве не видим мы, что сказочные дворцы, поместья, офшорные счета, драгоценности, яхты, самолёты для домашних любимцев, художественные коллекции (и прочие атрибуты «красивой жизни»), которые без зазрения совести демонстрирует наша новая аристократия, просто невозможно было заработать за столь короткий срок и честным путём? Коррупция, распил региональных бюджетов, криминальная игра с госзаказами, рэкет, вымогательство стали для нашей экономики и гражданской жизни почти открытой и малоскрываемой формой допинга. В последние месяцы множатся сообщения о коррумпированных губернаторах, мэрах, министрах, высших чиновниках, судьях, прокурорах. Коррупционная зараза поразила силовиков, правоохранителей. Даже в тех ведомствах, которые были созданы для борьбы с коррупцией. А на днях мы узнали, что зараза проникла и в те сферы государственного управления и контроля, которые на протяжении многих десятилетий являлись как бы образцами чекистской чистоты и дисциплины. Страна буквально кричит: нужно «чистилище»!

Похоже, что власть с большим опозданием, но услышала наконец требования улицы: только что объявлено, что Генпрокуратура утвердила жёсткий план борьбы с откатами и коррупцией при госзакупках. Это самые жирные куски в коррупционном котле. При размещении крупных госзаказов теперь будут требовать раскрытия имён не только крупных игроков, но и тех, кому достаются заказы с более тонкой прослойкой жира. Иными словами, будет ликвидирована практика блатного рассовывания самых жирных заказов втёмную: родственникам, детям, «особо талантливым» женам, дружкам и любовницам. Правила закупок ужесточаются не только для могущественных госкорпораций, но и для ведомств, на жирные  расходы которых в России традиционно закрывались глаза: Минобороны, МВД, ФСБ. Операция, судя по всему, будет проводиться в режиме блицкрига: Генпрокуратура потребовала, чтобы результаты работы «чистилища» были объявлены к концу текущего года -  началу 2017-го. И, судя по всему, это не только требование Генпрокуратуры, но и сигнал от В. Путина. Стиль жизни высшей элиты, всё более выбивающийся из образа жизни беднеющего населения, сегодня бюджету просто не по карману и является угрозой стабильности. О твёрдости намерений В. Путина охладить коррупционный запал элиты и навести порядок в центре и регионах говорит целая серия только что последовавших громких отставок, увольнений  и назначений. Под каток попали не мелкие сошки, как это случалось раньше, а губернаторы, полпреды, крупные чиновники, в том числе и из силовых ведомств. Сработает ли «чистилище»? Ведь времени в обрез. На днях из Министерства финансов прозвучало серьёзное предостережение: к концу 2017 года Россия может остаться без резервов и платить зарплату бюджетникам будет нечем.  Похоже, что объявленными мерами В. Путин не ограничится и подбросит в топку «чистилища» новые поленца.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Также вам может быть интересно Оставить комментарий
Лучшие комментарии